Марина

Песни для Майито и голубки (Оглавление)

Чтобы удобнее было читать, вот ссылки на все фрагменты первой части по порядку. Постепенно буду добавлять в этот пост и ссылки на остальное.

Если захочется прочесть разом всё подряд, то можно начать с первой ссылки и в конце поста обнаружится надпись "продолжение здесь", а за ней ссылка на следующий пост, в конце следующего поста - на следующий и так далее.

Часть первая

История с продолжением (предисловие)

Моей бабушке, Ане Эксилии...

Пролог

Я жила в особенном месте...

Каждый вечер...

Вечерняя песня моряка

Замок

Бывало, крики, шум на рассвете...

Продавец цветов

Часто к бабушке заходили соседки...

Слух

Сплетня

Дискор о гордеце

Лекарства

Часы

Там, на бахче...

Первый урок

Я говорила бабушке...

Овильехо о сыне

Колыбельная для голубки

Когда бабушка засыпает...

Щегол

Косанте о двух птицах

Моряк

Заджаль одинокой голубки

Бабушка мне говорит...

Часть вторая

Была когда-то и бабушка внучкой...

Хозяин дорог

Хромоногий Осаин

Олокун - морская глубь

Осара

Колыбельная рабыни

Донья Сеньора

Загадка гитариста

Хоровод

Мой жемчужный сын

Как это было?

Овильехо о Масео

Марти

Часть третья

Бабушка - шутка сказать! - принялась гадать

Напиток "Свободная Куба"

Остров-кайман

Бабушка, ну же...

Революция

Ну и праздник...
Марина

Мне пришла идея... но так и ушла.

Недавно разразилась дискуссия на Фейсбуке под постом одного известного доктора. Доктор пишет о том, должен (может) ли пациент предлагать деньги или какие-никакие ценности врачу, который лечил его в рамках ОМС.
https://www.facebook.com/alexey.kascheev/posts/10208804346809439?pnref=story
Мнения народа разделились.

И вот мысль мне пришла... Врачи наши (как, впрочем и все другие специалисты) получают по сравнению со специалистами, как их называют, цивилизованных стран, нищенские деньги. И пациенты типа восполняют их недостойную зарплату. И правильно: нищим надо подавать. Для этого, я подумала, надо создать специальный фонд помощи врачам (не всё же им помогать кому-то, надо и им помочь). В фонд все его члены вносили бы ежемесячно некую сумму, а те из них, кто лечился, оставляли бы о врачах отзывы. Хороший отзыв - сумма из фонда врачу и немного денег самому медучреждению...
Но я тут же сообразила, как ловко можно покупать положительные отзывы за откат.
И отказалась от своей мысли.

Сделаем лучше так: создадим фонд, внесём в него деньги и раздадим всем врачам поровну. Тем самым мы немного им чего-то там восполним, нет?

Ещё надо создать фонд помощи библиотекарям, фонд помощи пожарным, фонд помощи почтальонам, фонд помощи преподавателям, фонд помощи провинциальным журналистам. А уж учёным-то и подавно! И всем им восполнять, восполнять. Заживём, как в цивилизованных странах. А?
Марина

И это тоже как бы рассказ. Для чего? Ну чисто поржать...



- Чисто поржать, - с некоторой запинкой произнёс Евгений Николаевич.
- Да ла-а-ана! – довольно праводоподобно усомнился Константин Владимирович.
- Сука, бля буду, - выдал домашнюю заготовку Е. Н.
Профессор слушал, задумчиво улыбаясь, подперев щёку кулачком.
- Ништяк, - подумав, отозвался К.В., - пиздато.
Повисло напряжённое молчание. Похоже, словарный запас собеседников на этом иссяк.
- Придётся ещё подучить, - со вздохом произнёс наконец профессор.  - Жду вас через неделю, молодые люди… В общем, хиляйте отседа, - решительно заключил он.
- Мыслимо ли вообще сдать ему русский язык? – возмущался уже в коридоре Евгений.
- Не вообще, а ваще, коллега, - подняв указательный палец, поправил Константин.
Марина

Опять вдруг рассказ написала

Обязана предупредить: всё сплошь моя выдумка, любое совпадение с реальными фактами и/или людьми - случайно. Тем более, что там вообще речь не о нашем времени, а о нектором гипотетическом будущем.

Зато если персонажи покажутся похожими на персонажей других авторов и вообще весь тон и настроение что-то такое напоминают, то так оно и задумано.

Да, вот ещё: на ночь лучше не читать. А впечатлительным и вообще не надо.

АМУР

- Амур-тужур, тужур-лямур, - замурлыкал Петрович, и это не предвещало ничего хорошего. То есть, кому как, разумеется. Кому ничего хорошего, кому – напротив.
- Бросай безделье, берись за работу, - отреагировал Малышев, красивым ударом добивая на экране последнего монстра.
- Усехда хотов, - рявкнул я, сворачивая недописанное любовное послание.
Потягиваясь, выползали из-за компьютеров коллеги, играя мышцами, слезали с тренажёров. Через минуту все собрались вокруг нас.
Read more...Collapse )
Марина

Вдруг сочинилось

ИМЯ ДЛЯ ТЕЛЁНКА

Сообщение появилось на экране в разгар рабочего дня:
ПОПАЛА В АВАРИЮ. ОТЗОВИСЬ. АЛИСА
Я тут же щёлкнул по большой оранжевой кнопке и на полмонитора включил видеосвязь. На второй половине экрана моя программа продолжала чертить графики показаний с датчиков сборочного конвейера. Да и сам я краем глаза продолжал приглядывать за тем, что происходит в цеху. Там всё было в порядке. Ну хоть там!
Алиса, растрёпанная, перепачканная, но – главное – живая и не потерявшая дара речи что-то быстро взволнованно затараторила.
- Погоди, - сказал я. – С тобой что?
- Со мной ничего. То есть я испугалась, конечно, когда на нас… на машину упало дерево, но успела пригнуться… То есть сползти под сиденье.
Уф, можно перевести дух. У Алисы портясающая реакция.
- Вот и отлично. Теперь расскажи, какие ерундовские пустяки случились с машиной. Начинай с самых пустячных ерундовин.
- Спустило колесо.
- Так, дальше.
- Ну, дверцы прогнулись внутрь…
- И всего-то?
- Крышу пробило.
- Вот это уже серьёзнее.
- Шофёру снесло полголовы.
- Таааак…
- И что же мне делать?
- Что делать? Три глубоких вдоха. И выдоха. Ну это в первую очередь. А потом ставить запаску. Она в багажнике.
- Ты издеваешься! Я не могу! Ты не приедешь?
Вот беда. Она уже почти визжала.
- Брось машину. Вызови такси. Где ты, кстати?
- На полпути к Мытищам.
- Хрен с ней, с машиной, пусть пропадает, вызови такси… Ты пойми, если я на два часа остановлю конвейер и брошусь к тебе (на такси, кстати), штраф будет такой, что прощай отпуск, прощай новая машина, прощай ипотека. С тобой-то ведь всё в порядке, скажут, ты жива-невредима и далеко не беспомощный младенец. Лучше пусть всё растащат: машину, запаску, аккумулятор. Порадуемся за них, что уж…
Алисин вздох больше походил на всхлип.
- Как её ставить, твою запаску?
- Проще простого. Отогни четыре зажима. Поверни камеру, я покажу тебе.
Алиса исчезла, и на экране появилась нижняя челюсть и остатки затылка Фреда. Зрелище не для слабонервных, скажу я вам.
Продолжая косить глазом в сторону цеха, где наши меньшие механические братья увлечённо (ну я надеюсь, что увлечённо) занимались сборкой детских велосипедов, я лучами лазерной указки с экрана Алисиного телефона ткнул в зажимы на шее водителя.
- Вот их отогни, голова отскочит. Потом возьми запаску в багажнике, поднеси к шее, она сама встанет, как надо. Видишь: ничего сложного. Учти, запаска женского пола. Зовут Синди. Она займётся машиной. Как-нибудь доставит тебя домой, а там, раз дерево упало, то, может, и страховку получим. Запиши свои показания, Синди пусть всё сфотографирует, и голову Фреда.
- Фреды, Синди – не мог назвать по-человечески.
- Ага. Таней или Машей. Сама-то Алиса.
- Ну я ж не шофёрка.
Похоже, она начинала приходить в себя.
- Она, кстати, ничего себе, твоя Синди. Ты с ней случайно не спишь?
- С какой стати? – искренне удивился я. – Я ведь с тобой сплю.
От собственной опрометчивости мне поплохело. Но Алиса, похоже, была довольна моим ответом. Две минуты – и запаска на месте. «Золотце», - хотелось сказать мне, но я похвалил так, как ей нравится:
- Молодчага.
И даже не спросил, с какого перепугу её понесло на моей машине в Мытищи.
Через час пришло сообщение:
Я ДОМА. ВСЁ В ПОРЯДКЕ.
Вот и славно. В цеху за это время не упало ни одного дерева и никому (ничему) не снесло полбашки. То есть аппаратура работала, как часы. Ещё бы! Я с утра проверил каждый узел, а программу мою до посинения месяц гоняли пятеро тестировщиков. Теперь хоть пасьянс раскладывай в рабочее время, хоть руководи установкой запаски. Фирма веников не вяжет.
Когда я вернулся домой, Алиса в кресле под торшером вышивала крестиком. Это, говорят, успокаивает нервы. Мы поужинали, потом под мелким дождичком прошлись с собакой. Синди всё это время чем-то шуршала и погромыхивала в гараже. Я не стал ей мешать: размеры ущерба уточню завтра.
Стресс, похоже, прошёл для Алисы без последствий. Правда, перед сном она пробормотала:
- Мурмарин. Красивое имя…
- Ты что, за…спанная моя? (Чуть не сказал «зайчик», но она этого терпеть не может).
- Мурмарин. Так мы назовём телёнка.
- Какого телёнка? – забеспокоился я.
- Ну будет же у нас телёнок, - прошептала она и заснула.
Зато я не сомкнул глаз до утра. Какой ещё, к чёрту, Мурмарин? Какой телёнок? Не задело ли её тем деревом? Или это всё же последствия стресса? И как быть? Ведь в чулане у меня остались запаски только мужского пола.