September 6th, 2015

Марина

Луна, луна, скройся

Я прочитала "Луна, луна, скройся" Лилит Мазикиной и чувствую, что должна по этому поводу что-то написать: Джипсилиля очень ценит, когда её рецензируют.

Так вот, ребята, это фэнтези такое с альтернативной реальностью, упырями и некоторыми неизвестными до сих пор существами под названием волки, которые питаются кровью упырей. Подростковая книжка, очень увлекательная, даже с переизбытком приключений, особенно под конец, когда они уже несутся страшной лавиной, поэтому про некоторые автору приходится рассказывать скороговоркой.

Зачем альтернативная реальность автору? Затем, что именно так удалось соединить в одном сюжете и месте всё, что у автора и у многих из нас болит: распад империи, войну, вражду и ненависть - и всё это при помощи некой игры преодолеть. Игра представляется слегка сомнительной. Не знаю, удастся ли объяснить, почему. Ну, скажем, это у меня такое впечатление...

Империя, которая распадается - Австро-Венгрия, но распадается она в наше время, при Интернете, смартфонах и прочих холодильниках с телевизорами. Второй мировой войны, похоже, в этом мире не было, она, вроде бы, слегка начинается в самом романе, но добрые вурдалаки её быстренько прекращают. Происходит это благодаря чуду, вернее, ритуалу, в котором участвует героиня-волчица и первый вурдалак, решивший стать добрым. В результате ритуала все остальные вурдалаки станут такими же добрыми, возьмут власть и восстановят империю, в которой кровь все заинтересованные лица будут жертвовать друг другу добровольно и без убийств. Героиня, от лица которой ведётся повествование, после ритуала на некоторое время теряет разум, что позволяет не останавливаться подробно на процессе замирения, восстановления империи и установлении в ней новых порядков. Останется только подавить небольшой террористический отряд волчьей оппозиции, и тут и сказке конец.

Наша страна в той реальности, скорее всего, не существует, во всяком случае, не упоминается, что, видимо, объясняется тем, что уж очень болит. Но не думать о ней нельзя, и невольно приходишь к мысли, что спасти нас может только чудо.