November 7th, 2015

Марина

Вот теперь действительно часть 3, революционная (Песни для...)


Бабушка - шутка сказать! - принялась гадать. Конечно, она чудо-бабушка, этого у неё не отнять, но кто мог подумать, что вокруг на старости лет она ни с того ни с сего займётся разгадыванием примет.

- Гадалка, гадалка, дай ответ: почему запела птица, почему она поёт?

- Потому запела птица, что Масео возвратится, оттого она поёт, что Марти придёт.

Птица пела всю ночь до рассвета. На рассвете сбылась примета: орудийного грома раскаты возвестили утро Монкады.



Abuela era realmente excepcional, cuando se le metía algo en la cabeza no había quien la hiciera cambiar.

Abuela, además de ser mi abuela, título que nadie le disputó, de pronto y sin haberse entrenado a adivinar se dedicó.

- Dime, adivina, adivinadora, adivinafina, ¿por qué el pájaro ha cantado, por qué el pájaro cantó?

- ¡Ay, niña! Si el pájaro ha cantado es porque Maceo ha llegado; si el pájaro cantó es porque Martí ya volvió.

Era la madugada, estábamos en la hondonada. A lo lejos, un pájaro trinó. El sol derrotó a la noche: el Moncada amaneció.

Продолжение здесь: http://eka42003.livejournal.com/402802.html
Марина

Напиток (Песни для...)



Напиток "Свободная Куба" приготовить не стоит труда: были бы мёд и лимоны, лёд и вода. А уж это у нас с бабушкой водилось всегда.

Бабушке нравилось перед сном посидеть во дворе на камне со мной вдвоём и поболтать. Но говорила больше она, вспоминала прошлые времена, а я готова была слушать ее истории дотемна.

И однажды бабушка рассказала, что не было у неё в жизни большего горя, чем видеть, как наше знамя рыдало, когда янки его опозорил.

И я поняла тогда, что Свободная Куба куда дороже, чем лимоны, мёд и вода.


A tomar Cuba Libre, abuela me enseñó.
Bastaba conseguir miel, agua fresca y un limón.

En una piedra del patio nos sentábamos las dos: yo la oía y ella hablaba; ella recordaba y la escuchaba yo.

Contando y contando un día me contó que su mayor tristeza, su pena mayor, fue ver llorar la banderá cuando el yanqui la ultrajó.

También a amar Cuba Libre, abuela me enseñó.

Collapse )